February 17th, 2019

Девочка и Чембрелен

Борис Лозовский

Многие из нас время от времени смотрят телевизор, в том числе и каналы, которые называют новостными. Я не знаю, почему их так называют. Там новостей-то кот наплакал — одни лишь мнения, мнения, мнения.

На этих каналах в качестве ведущих по большей части работают симпатичные девочки и самовлюблённые мальчики. Жаль, что приятная внешность — это, похоже, главный, а то и единственный критерий при выборе ведущих.

Так вот, сидит такая девочка в эфире и вдруг, закатав глазки, заявляет: «Ну когда уже эти европейцы наконец-то поймут!», — ну и дальше про Путина, врагов демократии и про помощь, которую они нам должны. Но самое главное — когда поймут?

А всё почему? А потому, что девочка умная. Это Меркель — дура, понять ничего не способная. А девочка умная. К ней Ляшко ходит. При этом всех называет «скотыняками», а её — наоборот: «Очень правильный вопрос задаёте» или «Вы всё правильно понимаете», ну и так далее. И у девочки корона растёт — потолок в студии пробивает от того, какая она умная и красивая. А Меркель — дура! Тупая и несимпатичная. Странные какие-то у немцев критерии выбора канцлера, не находите? И не только у немцев. И Мэй, и Макрон, и прочие Туски — ну не способны понять прописных истин. Может, нашу девочку им в канцлеры?

А ещё девочка учила историю. Давно, правда, в школе. И там ей рассказывали о Мюнхенском сговоре. Девочка, судя по всему, была прилежной ученицей. С учителями не спорила, не сомневалась, а усердно всё запоминала и записывала. А ей рассказывали про никчёмных и жалких трусов Чемберлена и Даладье, лидеров таких же жалких и никчёмных стран Великобритании и Франции, которые сдали Гитлеру Чехословакию.

При этом девочке невдомёк, что в школе ей преподавали сталинскую версию истории Второй мировой войны, может, слегка модернизированную. Никаких других книг по окончанию школы девочка, очевидно, не читала, учителям верит свято. И на этом основании считает для себя возможным проводить исторические параллели и делать выводы космического масштаба.

А ещё к девочке ходят политологи. То есть люди, (дальше цитата) «обрёкшие себя на роль публичных комментаторов случайных событий». Эти книги читают. Не то чтобы много. Ровно столько, чтобы позволить себе рассуждать обо всём на свете. Ну или козырнуть перед девочкой цитаткой.

Поддакивая девочке (а как же, в следующий раз не позовёт), они коверкают цитату Черчилля, которая в оригинале звучит примерно так: «У Чемберлена был выбор между войной и позором. Сейчас он выбрал позор — войну он получит позже». При этом не упоминается тот факт, что крылатая фраза была сказана в острой политической полемике, в пылу которой политики не стыдятся выражений «для красного словца». Да и сама эта фраза — калька со знаменитого высказывания Бенджамина Франклина, произнесённого за 180 лет до этого. Но Франклин до 1938 года не дожил, а нам-то без Мюнхена европейцев не переубедить.

Я же уверен, что даже если бы вместо старины Невилла на переговоры в Мюнхен поехал бескомпромиссный потомок герцога Мальборо, результат, скорее всего, был бы тем же. Почему? Попробую объяснить.

Любители исторических аналогий обычно забывают, что а) не бывает зеркально похожих исторических ситуаций и б) не всегда одна и та же причина приводит к одинаковым следствиям.

Что же касается судетских немцев, то у Гитлера было куда больше оснований для оккупации, чем у Путина во время аннексии Крыма. Это в Крыму на последних перед оккупацией выборах за пророссийскую партию голосовали чуть больше, чем никто. Это в Крыму разглагольствовать про право наций на самоопределение, продвигая одновременно тезис «мыодиннарод», по меньшей мере глупо.

В Судетской же области проживало почти 3 миллиона немцев, и составляли они 90% населения этой территории. Судетско-немецкая партия Конрада Генлейна пользовалась огромной поддержкой, как и его призывы возврата в «родную гавань». Кроме парламентских методов борьбы, судетские немцы активно использовали и уличные мероприятия. Беспорядки спровоцировали два серьёзных кризиса, выливавшихся в вооружённые столкновения судетских немцев с полицией и войсками, частичную мобилизацию в Чехословакии и ввод войск в мятежный регион. Ничего похожего в Крыму и близко не было.



"
Оккупация вооружёнными силами Третьего Рейха Судетской области Чехословацкой Республики. 1938 год

В общем, аргументы у Гитлера были. И Гитлер объявил о том, что готов защищать немцем любыми способами.

А теперь поставим себя на место Чемберлена и Даладье. Ввязываться в войну ради территории, жители которой ни под каким соусом не согласны быть чешскими гражданами? Ради того, что, по словам Чемберлена, «в одной далёкой стране поссорились между собой люди, о которых нам ничего не известно?». И как отнесутся к этому англичане и французы? Просто представьте, что завтра в Украине будет объявлена мобилизация. И не для того, чтобы сдерживать натиск агрессора. А для того, чтобы отправить десятки тысяч украинских парней в Африку. Помешать каким-то хуту резать каких-то тутси или наоборот. Вы бы своего сына отпустили? А президенту что сказали бы? То-то.

И не забывайте, что не прошло ещё и 20 лет после окончания Первой мировой войны. По улицам Парижа и Лондона бродят сотни тысяч ветеранов. Мужики лет по 40–45. Зачастую калеки, как физически, так и морально. А в лёгких у них ещё сидит хлор после газовой атаки под Ипром. А матери ещё оплакивают своих погибших сыновей. Не представляете? Рекомендую хороший сериал, «Острые козырьки» называется. Там все персонажи помечены войной. Но особо обратите внимание на парня по прозвищу Дени — «пуля в башке». Станет понятнее.

И что, опять воевать? Не думаю, что в мире найдётся много руководителей демократических стран, способных поступить иначе, чем поступили Чемберлен и Даладье.

Умные задним умом критики ставят переговорщикам на вид тот факт, что война всё равно началась менее чем через год, и что Гитлер использовал промышленные возможности Чехословакии для усиления военной мощи. Наверное, это так. Война, действительно, началась. И помните, какая это была война? Её так и называли — странная. И что бы поменялось, если бы «странная война» началась годом раньше?

Предвидели ли лидеры Британии и Франции возможность большой войны? В этом нет никаких сомнений. Верили ли, что она неизбежна? Думаю, что сомневались. «Он же не сумасшедший, — успокаивали они себя. — Воевать с нами — это же самоубийство». И были правы. Самоубийством всё и закончилось. Правда, почти через семь лет и с десятками миллионов жертв.

Чемберлен считал, что Гитлер — человек рациональный. К слову сказать, на тот момент поводов сомневаться в этом у него не было. До самой войны мало кто сомневался в адекватности Гитлера. «Эффективный менеджер», так сказать. Ну не без нюансов. А где в Европе этих нюансов тогда не было? В СССР? В Италии? В Испании? Да и во Франции с Англией, особенно если считать с колониями.



"
Невилл Чемберлен, Премьер-министр Великобритании (1937–1940)

Так же вполне очевидно, что Чемберлен надеялся, что претензии Германии можно, в принципе, удовлетворить. К тому же он считал, что у Гитлера есть основания. Будь на месте судетских немцев англичане, британские войска были бы введены незамедлительно. Ну и, наконец, Франция наотрез отказывалась воевать. А как можно воевать с Германией без Франции. Разве что в газетах.

Гитлер, скорее всего, всё равно бы ввёл войска в Судеты. И кого бы назвали инициатором войны, если бы Англия и Франция вписались? У Гитлера был «благородный» мотив — защита соотечественников. Это вам не Гляйвицкий инцидент. А у них что? Абстрактная защита международного права? Возможно, в этом случае жертв Второй мировой было бы меньше. Хотя не факт. Но кто мог предположить, что в принципе возможно такое безумие, которое творилось в Европе в середине прошлого века? И кто захотел бы жить с клеймом человека, который развязал мировую бойню?

Вот так и сейчас и Меркель, и Макрон, и Мэй не готовы перейти черту. Ту самую, за которой наступает ответственность за то, что жители пригородов Берлина, Парижа и Лондона опять, как во времена Холодной войны, начнут строить бункеры в огородах и закупать противогазы оптом.

И последнее. Откуда у девочки в телевизоре и её гостей уверенность в том, что европейские элиты уже решили для себя, где строить стену — по нашей западной границе или по восточной? Уже тот факт, что многие из них (далеко не все) поверили в то, что белые ходоки и армия мёртвых существует, — большой плюс. Но за стеной живут ещё и одичалые. Это мы в том числе.

Лишь один Джон Сноу решился завести одичалых за стену. Помните, что ему за это было? Зарезали нафиг! Тем более, что не очень удачный опыт отношений с одичалыми у них уже есть. Они же запустили к себе тех, которые под самой стеной жили — поляков там всяких, венгров, румын. И что? Они разжирели у костра цивилизации. Деньги европейские по карманам рассовали. А теперь фигвамы рисуют. Беженцы — это не к нам, свобода слова — а мы её иначе понимаем. Ну и так далее. А тут ещё мы.

Не нужно забывать, что люди, работающие сейчас в натовских армиях генералами, в бытность свою лейтенантами и капитанами зарисовывали наши территории в цвета наиболее вероятного противника. При этом у нас у самих за 15 лет «внешнеполитические векторы» четырежды менялись. При Кучме — разновекторнось, при Ющенко — на Запад, при Януковиче — на Восток. Сейчас — опять на Запад. А следующий кто будет? Стремновато им. Стена-то денег стоит, и немалых. Тут важно не ошибиться при рекогносцировке.



"
Одичалые. Кадр из телесериала «Игра престолов»

Так что не нужно надеяться на чудеса. Даже самая красивая девушка Франции не даст больше, чем сама имеет. Чего же вы от Меркель-то хотите? Нужно перестать быть одичалыми. Всего-то. А если нет, то вариантов немного. Вернее, всего два. Или пополнить собой армию мёртвых. Или продолжать жить в замке Крастера. Омерзительный персонаж. Да и перспективы не ахти.

https://petrimazepa.com/chemberlen_i_odichalye_ili_kto_my_v_igre_prestolov?fbclid=IwAR1FrBSAYuvjhypaVHMIZLxxdV8sXKziUHVP9sy3M2n0lm_WS0zt6Xvkl5c